«Университет, вперед»: история студентки МГУ имени М. В. Ломоносова, которая ходит на пары с собакой-поводырем

В 8 лет Регина Парпиева полностью потеряла зрение из-за редкого заболевания. Сегодня она учится на третьем курсе журфака МГУ имени М. В. Ломоносова, занимается плаванием и говорит, что ее девиз — «Вижу цель, не вижу препятствий».

Мы поговорили с ней о том, как проходят ее учебные дни, почему она выбрала журналистику и как ей помогает Арвин — собака-поводырь, которая каждый день сопровождает девушку в университет.

Жизнь без зрения

В 2009, когда мне было 8 лет, у меня пропало зрение. Первое время мы надеялись, что нам помогут врачи, что все восстановится само собой. Но потом оказалось, что у меня не просто потеря зрения, но очень тяжелое заболевание, из-за которого отказывают конечности, а иногда доходит и до летального исхода. Долгое время мне подбирали лечение, было много проблем со здоровьем.

Но были и хорошие моменты. Например, в тот период я открыла для себя мир музыки. Когда мне делали химиотерапию, я лежала в закрытом боксе, и родители подарили мне детский синтезатор, 19 клавиш — просто бренчать. Но вместо того, чтобы просто бренчать, я начала подбирать разные мелодии. Потом, в специальной школе для слепых и слабовидящих, я записалась в кружок фортепиано, где училась 8 лет. Через некоторое время, когда мне было 15, я занялась плаванием, и теперь я брассистка. Сейчас у меня в приоритете учеба, поэтому пока я получила только второй взрослый разряд в брассе, но надеюсь, что я продолжу им заниматься. Еще я очень люблю экстрим, потому что мне не хватает красок в жизни. Например, я прыгала с парашютом с 4 тысяч метров, правда, в тандеме.

Зрение у меня полностью отсутствует. С одной стороны, незрячие — это самые беспомощные люди: ты не можешь никуда пойти, ничего сделать, сложно бывает даже взять что-нибудь. Но в то же время это самые адаптированные люди. Например, если ты спросишь, у незрячего человека, который знает маршрут, как пройти, он расскажет про все ориентиры и опишет все с точностью навигатора: поверните налево, дальше пройдите вправо пять шагов по диагонали на 45 градусов, потом снова поверните налево. И все-таки подобная адаптация — это непросто. Сейчас я планирую баллотироваться в студенческий совет, чтобы заняться вопросом доступной среды в университете.

Дорога в университет

Собака-поводырь Арвин — это мой член семьи, и наша с ним дорога начинается еще дома. Мне надо надеть на Арвина специальную шлейку, за которую я крепко держусь, пока он меня ведет. Это особенно удобно зимой, когда везде гололедица: у него четыре лапы, так что вдвоем добираться гораздо легче. Так мы доходим до автобусной остановки. Кстати, развею миф: собаки не умеют различать цвета светофора — они дальтоники. Зато они могут ориентироваться на прохожих: если все пошли, то и нам нужно.

Арвин еще не выучил цифры, так что пока не умеет определять номер маршрута, и я спрашиваю его у прохожих. Если автобус наш, мы залезаем внутрь. Обычно остановки проговариваются, хотя и не всегда. Сейчас Арвин уже научился ориентироваться в подобных ситуациях и все равно может довести меня до места назначения.

На автобусе мы доезжаем до метро. У входа меня обычно встречает инспектор службы сопровождения, который доводит меня от станции метро «Университет» до станции «Библиотека имени Ленина» и выводит на Моховую улицу. Дальше я командую Арвину: «Университет, вперед», и он ведет меня до факультета журналистики.

Обычно я оставляла Арвина на охране, у входа в здание факультета, а после этого меня встречали и провожали тьюторы. Это два преподавателя, которые помогают мне перемещаться между аудиториями, или, например, дойти до столовой и разогреть еду. У меня есть их номера телефонов, и мы созваниваемся. Но теперь я договорилась с нашим деканом Еленой Леонидовной Вартановой, чтобы Арвина впускали, поэтому сейчас он будет учить маршруты по факультету и храпеть под партой. Кстати, недавно я пошла на межфакультетский курс, который проходит на философском факультете — это другое здание. Там Арвина тоже пустили внутрь. Один раз он все-таки доставил некоторое беспокойство во время занятия — он чихнул, и кто-то из студентов пожелал ему «Будь здоров!».

Как другим людям общаться с собаками-поводырями? Когда ты видишь, что собака ведет незрячего человека по определенному маршруту, не надо свистеть ей вслед и не надо пытаться ее покормить — это табу. Гладить собаку можно, но если хозяин это разрешает. Такие правила нужны из-за того, что потом собака тянется ко всем людям за лаской. Например, если Арвин пойдет за кем-то, кто его угостил или погладил, меня может сбить машина.

Учеба в университете

На занятиях я по возможности записываю конспекты шрифтом Брайля. Например, у меня есть словарик немецкого, который я веду сама. Я пишу с помощью специального прибора для письма по Брайлю и ручки. В зрячих кругах ее называют шило, но вообще-то это грифель.

К сожалению, учебников на шрифте Брайля у меня почти нет. Есть только учебники по немецкому языку, которые сейчас заканчиваются, так что нужно искать, где распечатать новые. Было бы хорошо, если бы в университете был брайлевский принтер, который перепечатывает книги на этот тактильный язык.

В Москве есть специальная библиотека для слепых, где хранятся книги в брайлевской версии, но все-таки литературу по зарубежной и русской литературе я предпочитаю слушать в формате аудиокниг. На телефоне и на компьютере у меня есть говорящая программа — Voiceover, она встроена во многих современных телефонах. Но такие программы озвучивают не все: например, они не читают скриншоты или некоторые учебники в PDF-формате. В таких случаях я договариваюсь с одногруппниками и преподавателями, которые могут начитать текст на голосовое сообщение.

Общение с однокурсниками и учебной частью обычно происходит в чатах ВК, там сообщения тоже озвучиваются говорящей программой. Но иногда курсор бегает и что-то перескакивает, так что голосовое воспроизведение текста не всегда корректно. Поэтому я предпочитаю общаться изначально голосовыми сообщениями, которые автоматически переключаются на следующие. Удобнее всего для меня кому-нибудь позвонить.

Журналистика и МГУ имени М. В. Ломоносова

Я с детства мечтала стать врачом, актером, музыкантом, писателем. Потом поняла, что есть одна профессия, которая объединяет в себе все, — журналистика. Есть аспекты, в которых журналист разбирается лучше, чем в других, но если ты занимаешься журналистикой всю свою жизнь, то знаешь все. Не потому, что прочитал все книги в мире, а просто из-за того, что ты развит гармонично.

Можно было выбрать другой университет, но в МГУ имени М. В. Ломоносова меня привлекло деление на специализации. Однако в первую очередь мне нравится здесь само здание. Так как я не вижу красок, для меня важны витые перила, мраморные ступеньки, памятники, архитектура и атмосфера факультета.

Моя специальность — это телевизионная журналистика, и я рада, что поступила именно на это направление. Мне особенно нравятся пары по истории зарубежной журналистики, но вообще я люблю все предметы и стараюсь посещать все занятия. У меня нет учебников, поэтому я должна присутствовать на всех лекциях — на основе лекционного материала я сдаю экзамены и зачеты. Мой девиз по жизни — «вижу цель, не вижу препятствий», в прямом и переносном смысле. Если есть непреодолимые преграды, я ищу окольные пути.