Космос как самая большая загадка

Земля ускоряет свое вращение, Плутон больше не является планетой, а падение звезд — это обычный метеоритный дождь. Казалось бы, людям уже многое известно о таинственном темном пространстве вокруг Земли. Но это совсем не так. Есть ли жизнь на Марсе, как звезды собираются в созвездия и почему в настоящем космосе еще никого не было — рассказывает петербургский астрофизик и блогер Кирилл Масленников.

— Расскажите о вашей основной научной деятельности и исследованиях, которыми вы сейчас занимаетесь.

— Сначала я работал в Ленинградском оптико-механическом объединении, мы изготавливали телескопы. Тогда был довольно бурный период — только запускался крупнейший телескоп БТА. В то время он был крупнейшим астрономическим инструментом в мире. И я в этом маленькое, но посильное участие принимал.

После этого я поступил в аспирантуру Института космических исследований РАН в Москве. В то время начала развиваться адаптивная оптика — раздел оптики, который изучает методы коррекции искажений при распространении света в турбулентной среде. Это была так называемая эпоха звездных войн. Тогда стали строиться небольшие военные обсерватории с компактными быстро движущимися телескопами, которые несли на борту лазеры, для того чтобы отражать удар чужих спутников. Разработка оказалась неудачной, потому что атмосфера Земли — колеблющийся воздух, который размывает лазерный луч. При такой концентрации энергии луч не может ничего сжечь или пробить.

Но к этому времени появились гибкие оптические элементы, которые могли подстраиваться под изменения и менять форму своей поверхности. Измерялись колебания волнового фронта в атмосфере, которые искажали лазерный пучок, и вносились в гибкое зеркало противоположные колебания. Тем самым устранялись искажения волнового фронта в атмосфере, убирались расхождения лазерного пучка. Задача была трудной, потому что колебания в атмосфере происходят быстро, с частотой примерно 100 герц, то есть 100 раз в секунду. Таким образом, ученым нужно было внести с помощью компьютера команды обо всех этих колебаниях в гибкую систему оптических элементов и выстрелить нашим лучом за эту одну сотую секунды.

Моя диссертация, которую я писал в Институте космических исследований, была посвящена анализу турбулентных колебаний атмосферы Земли и искажениям волнового фронта. После защиты диссертации меня пригласили работать в Пулковскую обсерваторию. Там я сначала работал на Памире, где на 70-сантиметровом рефлекторе занимался фотометрией систем кратных звезд. Позднее перешел в лабораторию звезд и галактик, где начал интересоваться астероидами пояса Койпера. И, пожалуй, я был первым в России, кто наблюдал астероиды пояса Койпера на шестиметровом телескопе. Потом изучал лацертиды, или блазары, — активные галактические ядра, черные дыры, находящиеся в отдаленных галактиках, окруженные и аккреционными дисками.

— Недавно появилась новость о том, что Земля стала вращаться быстрее. Чем можно объяснить это явление?

— Никто не знает, почему так происходит. Земля — это не сплошной однородный шар. Она довольно сложно устроена. Если копнуть вглубь, мы наткнемся на раскаленную лаву и железное ядро. Просто огненный океан у нас под ногами. И кора, и мантия Земли — неоднородные. С одной стороны — горы, с другой — океаны. Внутри ядра Земли происходят перемещения огромных масс, которые могут вести к таким изменениям во вращении Земли. Это загадочный процесс. Всем интересно, почему это получается, но пока точно никто этого не знает.

— Процессы в космосе влияют на то, что происходит на Земле. Так, приливы и отливы зависят от расположения Луны. А как это ускорение может повлиять на нашу планету?

— Ни на что особо не повлияет, потому что это изменение очень маленькое, примерно полторы миллисекунды. А это тысячная часть секунды — маленькое время, правда? Человеческое сознание не способно замечать таких интервалов времени.

— Как ученые-физики изучают космос? Это же пространство, в котором они никогда не побывают.

— Когда говорят: «Человек полетел в космос» — это на самом деле не совсем правда, потому что человек, самое дальнее куда летал — на Луну. Обычный космический полет проходит в очень близком к Земле слое. Радиус Земли примерно 6,4 тысячи километров, значит, диаметр — 13 тысяч километров. А толщина атмосферы — высота, на которую могут подняться космонавты, составляет несколько сотен километров, 300 или 400 примерно. Сравните 13 тысяч и 400. Это же совсем разные вещи.

Космонавты чуть-чуть поднимаются над Землей. Если смотреть на глобусе — они отлетают всего на пару сантиметров от него и сразу возвращаются. Это не космос. В настоящем космосе действительно никто не бывал.

— Не возникает желание стать космонавтом?

— Нет, это совершенно разные вещи. Космонавты — это молодые, сильные, здоровые ребята, которых чаще всего то, о чем я сейчас говорю, не интересует. Это военные летчики. Они занимаются другой областью, это не наука. Космонавтика и астрономия — вещи неодинаковые. Они друг от друга очень далеко.

— А желания увидеть вживую то, чем вы занимаетесь, не возникало?

— Я и так вижу все вживую через атмосферу. Мы видим гораздо больше, чем человек может увидеть, когда просто поднимется на 100 километров вверх. Наши наземные средства наблюдения позволяют больше увидеть, чем видят космонавты.

— А как вы относитесь к разным гипотезам о космосе? Например, о том, что на Марсе есть жизнь?

— На Марсе жизни нет. Это известно. Что еще, может быть, удивительнее, пока вообще нигде не обнаружены никакие признаки жизни. Есть миллиарды таких планет, как Земля. И почему-то ни одна из этих планет не подает признаков жизни. Почему? Непонятно. Может быть, жизнь — это действительно очень редкое явление, и для того чтобы она появилась, нужно много условий, о которых мы не догадываемся. Мы пока просто не знаем, как возникает жизнь, почему она возникает, насколько часто это происходит. Это одна из самых больших загадок.

— Почему звезды собираются в группы, которые называют созвездиями?

— Это происходит случайно. Возьмите корзиночку малины и рассыпьте перед собой на столе, а потом посмотрите, какие эти ягодки образуют фигуры. Вы наверняка заметите какой-нибудь треугольник или кружок. Это чисто случайный процесс. Расположение звезды — случайное, как, например, деревья в лесу, которые растут не по какой-то системе, а как попало. Каким-то механизмам в нашем мозгу захотелось эти точки объединить в картинки и придать этим картинкам мифологический смысл.

— У вас сейчас есть множество лекций, вы проводите занятия и набираете курсы. Как вы решили создать свой блог?

— Несколько лет назад в Петербурге на международном астрономическом съезде я познакомился с сотрудниками Европейской южной обсерватории. Это, пожалуй, сейчас самое крупное астрономическое учреждение на Земле, которое построило несколько крупнейших обсерваторий в Южной Америке, в Чили. Там очень хорошие условия для астрономических наблюдений. Я стал сотрудничать с просветительским отделом ESO и вести страничку их обсерватории на русском языке. Также я был приглашен в чилийские обсерватории ESO на Ла Силья, Серро Параналь и плато Чахнантор, о чем позднее стал рассказывать в популярных лекциях. Они оказались успешными, и я стал сотрудничать с научно-популярным каналом QWERTY.

— Почему рассказывать людям о науке сегодня важно?

— Это важно для того, чтобы чудесные мальчики и девочки представляли, как устроен мир вокруг нас. Очень часто люди имеют об этом туманное представление. А все-таки у нас время такое, когда представление об этом иметь надо, чтобы понимать, в каком мире мы живем.